Mінбер

Мой учитель в науке – Муминов Аширбек Курбанович

Избаиров Асылбек Каримович доктор исторических наук, профессор Институт дипломатии Академии Государственного управления при Президенте Республики Казахстан

Первое знакомство

Мое первое знакомство с Аширбеком Курбановичем произошло в 2002 г. в г. Баку, Азербайджане в ходе международной научной конференции. Тогда мы по воле судьбы оказались участниками одного международного проекта «Исламское образование в Советском Союзе и государствах-его преемников» (Islamic Education in the Soviet Union and Its Successor States) под руководством видных зарубежных ученых Михаэля Кемпер (Michael Kemper), Раула Мотика (Raul Motika) и Штефана Райхмута (Stefan Reichmuth).

Это было мое первое участие в столь масштабном проекте, поэтому от него у меня были большие ожидания. В те годы, в рамках темы кандидатской диссертации, меня очень сильно интересовали процессы исламского ренессанса в Средней Азии, которые по моим наблюдениям начались уже в поздний период существования Советского Союза. Поэтому трансформация ислама и его функции в этом регионе, как отмечал Аширбек Курбанович, имели глубокие корни в самом советском опыте.

Тогда главными объектами моего научного интереса были особенности биографии и жизнедеятельность известных богословов (Мухаммаджана Хиндустани-Рустамова и его учеников), с именами которых были связаны многие противоречивые процессы исламского возрождения в Центральной Азии. Благодаря знакомству с научными изысканиями Аширбека Курбановича, я пришел к выводу, что эволюция ислама в регионе была связана как с живучестью досоветских подпольных традиций, так и с импортом исламских учений, существовавших за пределами бывшего СССР, которые уже позже были подхвачены местными радикалами.

В ходе этой конференции в докладе Аширбека Курбановича я ожидал услышать дополнительные сведения только об упомянутых выше богословах, но Аширбек Курбанович неожиданно открыл для меня имя нового богослова, сыгравшего важную роль в трансформации ислама в целом в Центральной Азии. Этим богословом был Шамидамулла ат-Тараблуси (Саид ибн Мухаммад ибн ‘Абд ал-Вахид ибн ‘Али ал-‘Асали ат-Тараблуси), последователь направления «ахл ал-хадис», которого советские власти смогли умело использовать в противодействии местному традиционному исламу, что очень сильно дополнило мой научный багаж по религиозной ситуации в Центральной Азии.

С июля 2005 г. Аширбек Курбанович продолжил свою трудовую и научную деятельность в стенах Института востоковедения имени Р.Б. Сулейменова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан. Начал работать в должности заведующего отделом стран Ближнего и Среднего Востока, а потом с января 2006 г. трудился в должности заместителя директора института по научной работе.

Тогда мне представился уникальный шанс поработать вместе с Аширбеком Курбановичем, но так совпало, что когда Аширбек Курбанович переехал жить в г. Алматы, мне через некоторое время пришлось по работе уехать в Астану. Однако мы часто встречались, поскольку в Институте востоковедения выполняли совместные научные и прикладные проекты. В частности, это были такие научно-исследовательские проекты как: «Современные мусульманские движения и течения в Центральной Азии и в странах Востока: исторические корни, идеологические и политико-правовые основы» и «Особенности политического ислама в Центральной Азии в контексте концепции национальной безопасности Республики Казахстан» по Программе фундаментальных исследований «Казахстан в интеграционных процессах Центральной Азии и стран Востока: история и современность».

Работа над моей докторской диссертацией

Одним из важных периодов моей жизни является написание, а затем защита докторской диссертации под научным руководством Аширбека Курбановича. В 2008 г., взяв с работы трехмесячный творческий отпуск, я приехал в г. Алматы для окончания докторской диссертации. Тогда я думал, что принес уже готовую докторскую работу с возможными некоторыми научными корректировками. Но оказалось совсем не так.

Что всегда отличало Аширбека Курбановича, так это скрупулезное и тщательное отношение к научным исследованиям. Аширбек Курбанович, прочитав отдельные разделы моей докторской диссертации, сказал лишь, что некоторые части диссертации нужно доработать.

Я тогда про себя подумал, что за один месяц чуть-чуть подкорректируем диссертацию, а в оставшиеся месяцы смогу отдохнуть. Но я глубоко ошибался.

Особенностью Аширбека Курбановича к научной работе своих магистрантов и докторантов был его не формальный, а очень ответственный подход. В результате была осуществлена тщательная и «генеральная редакция» над содержанием и структурой моей докторской диссертации.

Мне пришлось так сильно погрузиться в работу над диссертацией, что порой мы с Аширбеком Курбановичем даже ночевали прямо на работе, чтобы закончить некоторые главы моего диссертационного исследования. В результате мне пришлось буквально переписать некоторые главы диссертации по средневековому исламу в Казахстане, особенностям эволюции ислама в Узбекистане, в Таджикистане, в Кыргызстане.

Именно серьезным усилением для моей доктороской работы со стороны Аширбека Курбановича стало выдвижение двух основных положений по докторской диссертации. Так, на основе анализа арабоязычных источников Аширбек Курбанович указал мне на интересные сведения о ранних процессах институционализации суфийских групп. На основе изучения ряда коллективных научных трудов, написанных при участии А. Муминова: «Генеалогические грамоты и сакральные семейства: насаб-нама и группы ходжей, связанных с сакральным сказанием об Исхак Бабе в XIX–XXI веках[1] и «История Казахстана в арабских источниках. Том 3. Извлечения из сочинений XII–XVI веков»,[2] мы смогли установить, что на территории средневековой Центральной Азии научное наследие и сохранение сильных позиций ученых-традиционалистов (ал-‘улама’ фи-л-‘улум ан-наклийа) стали раздражающим фактором для служителей местных культов – потомков святых. В ответ этим вызовам появились новые редакции и версии традиционных сакральных сказаний по истории распространении ислама в регионе и о роли в нем сакральных семейств. При этом, по вопросу о сакральных семействах в сохранившихся источниках наблюдался резкий диссонанс между домонгольским и послемонгольским периодами. Иначе говоря, в послемонгольский период имел место процесс нового идеологического оформления суфийских братств. Образ ранних обычных аскетов трансформируется в суфийские персонажи. В целом суфийские братства занимают важное место в истории исламской цивилизации в Центральной Азии.

Вторым важным дополнением на основе изучения работ Аширбека Курбановича стало раскрытие особенностей процесса формирования традиционного местного ислама на территории Центральной Азии и выявление казахстанского пути передачи центрально-азиатских традиций в области матуридитского калама и ханафитского фикха через изучение школ в Хорезме, Золотой Орде, Хаджи-Тархане, Крыму, Малой Азии.[3]

В итоге Аширбек Курбанович сыграл большую роль в успешной защите моей докторской диссертации по теме: «Нетрадиционные исламские направления в независимых государствах Центральной Азии» по специальности 07.00.03 Всеобщая история (восточные страны) на совете при Институте востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан в 2009 году.

Но самым важным фактом, которое я всегда отмечаю с гордостью, это то, что я был первым докторантом, кто под научным руководством Аширбека Курбановича защитил докторскую диссертацию.

 Совместная работа на кафедре

 С сентября 2013 г. Аширбек Курбанович переехал в Астану и возглавил кафедру религиоведения в Евразийском Национальном университете им. Л.Н. Гумилева. В это время я уже работал на этой кафедре в должности профессора и был всемерно рад назначению Аширбека Курбановича.

Кафедра была новой: к моменту прихода Аширбека Курбановича не прошло и года, как новое подразделение было создано путем отделения от кафедры философии по решению Ученого Совета от 26 декабря 2012 года.

Поэтому для дальнейшей успешной работы кафедры важно было сформировать эффективный научно-педагогический коллектив. В это время как раз на кафедру пришли новые кадры в лице профессоров Д.Т. Кенжетаева и А.С. Кабыловой.

Основной целью открытия кафедры было поднятие качества обучения и подготовки высококвалифицированных религиоведов и исламоведов на новый уровень. Планировалось открыть много новых рабочих мест для занятия академической деятельностью, для работы в научно-практической сфере, связанной с религией. Исходя из этих высоких целей руководство кафедры было доверено опытному и знатному ученому Аширбеку Муминову.

Под руководством Аширбека Курбановича профессорско-преподавательский состав кафедры был нацелен на выдвижение их научной деятельности на первый план. Это отвечало планам ЕНУ имени Л.Н. Гумилева превратиться со временем в исследовательский университет западного образца. Была начата работа по переходу на трехуровневую систему подготовку религиоведов – бакалавров, магистров и докторов. При этом был сделан акцент на овладение будущими специалистами западными (английским) и восточными (арабским, персидским) языками. Изучение религии через оригинальные тексты, ее основ, истории, современного положения со знанием новейшей мировой литературы, актуальных теорий, ситуации в основных центрах мирового религиоведения ставилось во главу угла.

Согласно этим планам религиоведение должно было занять особое место среди гуманитарных дисциплин. Во исполнение поставленных целей под руководством Аширбека Курбановича кафедра прошла аттестацию, в программу были введены некоторые новые дисциплины. При этом был сделан упор на преподавание базовых религиоведческих дисциплин, основ исламоведения и академического востоковедения. Из их числа мне, например, импонировали следующие ключевые тематические курсы:

– Методика проведения полевых исследований: эпиграфика, рукописные собрания, антропология;

– Учение, практика, особенности ханафитской богословско-правовой школы в Центральной Азии и Казахстане;

– Глобализация и религиозно-политический экстремизм;

– Исламская теология и право;

– Христианская теология;

– Ислам и традиционная культура казахов;

– Традиционные богословско-правовые школы в исламе;

– Деятельность нетрадиционных и радикальных религиозных структур;

– Вера и знание в религиозной практике;

– История взаимоотношений и парадигмы религий и цивилизаций, и пр.

Конечно, в этот период научный и творческий потенциал Аширбека Курбановича больше был направлен на выполнение административной работы. Отчеты, переаттестация кафедры, контроль и мануальное управление образовательным процессом отнимали много времени. Но меня всегда поражала работоспособность Аширбека Курбановича. Поэтому я бы не сказал, что за «астанинский период» жизни Аширбек Курбанович в науку ничего не привнес. Именно в Астане Аширбек Курбанович опубликовал массу новых работ. Среди них особое место занимает его научная монография: «Ханафитский мазхаб в истории Центральной Азии»,[4] которая была несколько раз переиздана и удостоена первой премии в конкурсе «Книга года по исламу на русскоязычном пространстве». Духовное управление мусульман Казахстана в 2018 г. переиздало эту работу и стало эффективно использовать ее в своей деятельности.

Следующим его новым открытием в мире исторической науки стали изучение и публикация духовного наследия – историко-биографического словаря казахских улемов Садуакаса Гылмани (1890-1972) «Биографии ученых, живших в наше время»,[5] а также публикация книги «Арабографическая эпиграфика некрополя Сейсем Ата».[6]

Мне всегда приятно работать с Аширбеком Курбановичем, потому что, работая с ним, получаю огромную возможность многому поучиться у него. То, что Аширбек Курбанович постоянно получает разные приглашения в ведущие мировые научные центры, говорит о том, что он является ученым не только регионального, но и мирового масштаба.

Описывая периоды работы с Аширбеком Курбановичем, я остановился на кратком периоде его научной биографии, рассказав о нашей совместной работе на кафедре религиоведения ЕНУ им. Л.Гумилева и над моей докторской диссертацией.

Конечно же, его огромное научное наследие является объектом гордости, вместе с тем я уверен (дай Бог), мы еще увидим много его новых научных трудов и реализации его творческих замыслов и, в этом мы хотим ему пожелать здоровья, удачи и успехов.

[1] Муминов А. Генеалогические грамоты и сакральные семейства: насаб-нама и группы ходжей, связанных с сакральным сказанием об Исхак Бабе в XIX–XXI веках // Сост., пер. на рус. яз., коммент., прилож. и указ. А.К. Муминов, З. Жандарбек, Д. Рахимджанов, Ш. Зиядов. – Т. 2. – Алматы: Дайк-Пресс, 2008. – 360 стр.

[2] История Казахстана в арабских источниках. Том 3. Извлечения из сочинений XII –XVI веков // Составление, перевод с арабского языка, введение, комментарии и ответ. ред. А.К. Муминова. – Алматы: «Дайк-Пресс», 2006

[3] Муминов А.К. Введение // История Казахстана в арабских источниках / Составление, перевод с арабского языка, введение, комментарии и ответ. ред. А.К. Муминова. – Алматы: «Дайк-Пресс», 2006, сс. 13-14.

[4] Муминов А.К. Ханафитский мазхаб в истории Центральной Азии / Под редакцией С.М. Прозорова. Алматы: Қазақ энциклопедиясы, 2015. – 400 стр.

[5] Ғылмани С. Заманамызда болған ғүламалардың ғұмыр тарихтары. I том / Жауапты шығарушылар: Ә.Қ. Муминов, А.Дж. Франк. Кіріспе, қазақшаға және ағылшыншаға аударма, түсіндірмелер мен көрсеткіштерді дайындағандар: Ә.Қ. Муминов, А.Дж. Франк, А.Ш. Нұрманова, С. Моллақанағатұлы, Ү.А. Өтепбергенова, Т.Ж. Жұманов. Алматы: Дайк-Пресс, 2015. 576 б.+ 8 жапсырма. ISBN 978-601-290-072-9.

[6] Арабографическая эпиграфика некрополя Сейсем Ата / Введение, составление, перевод с арабского, персидского, тюркского языков, указатели: А.К. Муминов, А.Ш. Нурманова, Н.А. Кульбаев. Научный консультант М.С. Нуркабаев. Перевод на английский язык Нил Робинсон / ответственный редактор Б.М. Бабаджанов. Астана, 2015. – 160 стр.

Таңбалар

Ұқсас мақалалар

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған

Жабу