Mінбер

Битва цивилизаций и культурно-цивилизационный выбор: к 1270-летию таласской битвы

Во всемирной истории человечества известно множество сражений и битв, в которых решалась история тех или иных народов и государств. Многие из них, имевшие место тысячелетия назад покрыты сегодня «легендами», из которых порой трудно вычленить что-то действительно «историческое», поскольку многие «факты» нашедшие свое отражение сотни лет спустя в письменных памятниках, полны искажений и преувеличений, как в количестве людей, непосредственно участвовавших в сражениях и нашедших там вечный покой, так и взятых в плен «врагов».

Одним из таких величайших сражений раннего средневековья в истории народов Центральной Азии является так называемая Таласская битва 751 года у города Атлах (ныне городище Жуантобе. По итогам демаркационного процесса по делимитации и демаркации 980-километровой государственной границы между РК и КР, участок, где проходила битва, отошел к Кыргызстану – Е.Б.), в которой сошлись силы двух империй – Арабского халифата (خلافة إسلامية) в лице династии Аббасидов (العبّاسيّون) и Танского Китая (唐朝), которой в июле 2021 года исполнилось 1270 лет.

Следует отметить, что около 800 лет назад (36 г. до н.э.) примерно в этих же местах произошла другая битва между хуннами шаньюя Чжи-чжи (одного из двух претендентов на трон в государстве Хунну и объявленного личным врагом китайского императора) и поддержавшего его кангюйцев, с одной стороны, и армией Ханьского Китая, которыми командовал «младший офицер» Чэнь Тан, объединивший союзные войска «Западного края» (Сиюй) и Усунь, с другой. Задачи закрепиться в Семиречье перед Ханьским Китаем не было. Поэтому победив и обезглавив Чжи-чжи, китайцы не стали закрепляться в Семиречье и вернулись в Китай. Таласская битва 36 года до н.э. позволяет, как отмечал в свое время Л.Н. Гумилев, «проследить политические отношения в Азии в I в. до н.э., и действительное соотношение сил, определившее создание порядка, который можно назвать Pax Sinica».

В свою очередь, арабо-китайское сражение на реке Талас 751 года, как отмечают многие исследователи, определило будущее Центральной Азии, став фактически столкновением цивилизаций и предопределив развитие цивилизации в междуречье Сырдарьи и Амударьи (Мавераннахр) в последующие века.

Историческая ситуация, сложившаяся к 751 году, свидетельствует, что обе империи подошли к битве в атмосфере сложных политических противоречий, в которых они находились. Сам Аббасидский халифат (750-1258, с перерывами) своим возвышением обязан междоусобицей Омейядов (661-750), разгоревшейся после смерти халифа Хишама в 743 году. «Аббасидская революция» (747-750), которая в классической арабской историографии фигурирует как «Третья фитна» (فتنة‎ / смута), привела к тому, что по её итогам единый Халифат распался: власть в западной его половине отошла Омейядам (позднее ставший Кордовским Халифатом), а в восточной — Аббасидам.

Аббасиды, которые вели своё происхождение от дяди пророка Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба из мекканского рода Хашим (приходился братом отцу Мухаммада, Абдаллаху, и отцу Али, Абу Талибу), благодаря своему близкому родству с Алидами   рассчитывали в борьбе за власть на поддержку шиитов. Этим во многом объясняет почему «восточная политика» Аббасидов в Хорасане (куда входили и территории ряда современных государств Центральной Азии – Е.Б.) в тот период опиралась на «любимого ястреба дома Аббасов» (Мастер Чэнь) — Абу́ Му́слима (Абу́ Му́слим Абдуррахман ибн Муслим аль-Хурасани, أبو مسلم‎; 700-755), одного из лидеров антиомейядского восстания, свергшего в конце концов династию с престола.

В 750 году против халифата восстали недовольные новой династией арабы Бухары и отложились многие владетели Мавераннахра. Годом ранее (749) полководцу Танского Китая Гао Сянь-чжи удалось взять Шаш (Ташкент), казнив его тюркского правителя Мохэду, что заставило Абу Муслима предпринять действия для отражения танского наступления в пределы Мавераннахра.

Несколько веков спустя арабский историк ‘Изз ад-дин Ибн ал-Асир (ум. 1233) в своем компилятивном труде «ал-Камил фи-т-тарих» («Полный свод истории»), несколько иначе изложил предысторию сражения. Согласно его сведениям, ферганский ихшид (согдийский княжеский титул правителей Согдианы и Ферганы в доисламскую и раннеисламскую эпоху – Е.Б.) попросил помощи китайского императора против царя Шаша и тот послал стотысячное войско. Осаждённому царю Шаша пришлось сдаться. Узнав об этом, Абу Муслим послал против китайцев Зийада б. Салиха. Сражение произошло около реки Тараза (Талас) в зу-л-хиджжа 133 г. (30 июня — 29 июля 751 года).

По мнению российского востоковеда О.Г. Большакова события середины 751 г. возможно реконструировать следующим образом. «Во время всеобщего восстания в Мавераннахре был осаждён арабский гарнизон в Таразе. Обосновавшись в Самарканде <…>, Абу Муслим послал на помощь осаждённым небольшой отряд добровольцев и рабочих для строительных работ, так как основная армия Зийада б. Салиха была занята чем-то другим. В это время, по-видимому, и обратился за помощью к Абу Муслиму сын царя Шаша. Вмешательство китайской армии показалось Абу Муслиму настолько опасным, что он тотчас отправил навстречу ей Зийада б. Салиха, несмотря на то что восстание в Южном Согде ещё не было подавлено».

Китай, объединенный в тот период под властью императоров династии Тан, «в равной степени близкий Китаю и Великой Степи» (Л.Н. Гумилев) переживал период расцвета, и его гегемония к 751 году распространялась далеко на Запад. Эпоха династии Тан (618- 907) традиционно считается в Китае периодом наивысшего могущества страны, когда она опережала остальные современные ей страны мира в своём развитии.

Установившиеся к середине VII века территориальные пределы танского государства на западе включали бывшие территории Западно-тюркского каганата и простирались до северных склонов Тянь-Шаня (восточнее современного Урумчи, СУАР КНР). Тан контролировала отдельные протектораты как в Центральной Азии (включая Аньси, Менхи, Куньлин) и сохраняла в ленной зависимости государства на территории Согдианы и Тохаристана на севере Афганистана (по китайским династийными хроникам). Однако, в современной исторической литературе встречается мнение, ставящее под сомнение фактическую зависимость Средней Азии от империи Тан.

Еще до Таласской битвы 751 года между арабами и Танским Китаем существовали определённые политические проблемы, связанные с территорией Ферганской долины, на которые претендовали обе империи. Так, Омейядский халифат в 715 году свергнул ихшида (правителя) Ферганской долины, и возвёл на престол своего ставленника. Свергнутый ихшид бежал в Кучу (резиденцию протектората Аньси) и добивался вмешательства Китая. Послав в Фергану 10 000 солдат под командованием Чжан Сяосуна и победив арабскую оккупационную армию в Намангане, танцы восстановили ихшида на троне Ферганы. К тому же разгром тюргешами привел к изгнанию арабов из Ферганы. Только лишь к 740-м годам арабы при Аббасидах вновь восстановили свое присутствие в Фергане и в Согдиане.

В Таласской битве 751 года с обеих сторон по одним данным собралось по 20-30 тысяч воинов, по другим от 30-50 до 100 тысяч. Историки несколько разнятся в оценке самой битвы. По одной версии, ожесточенная битва продолжалась пять дней, по другой — четверо суток армии стояли друг против друга, не решаясь вступить в сражение, и только на пятый день произошла битва. Но известно точно, что, в конце концов, в тыл войска Гао Сянь-чжи неожиданно ударили карлуки, изменившие своим сюзеренам, и одновременно в атаку пошла арабская конница. Имперцы были разбиты наголову и обращены в бегство. Гао Сянь-чжи, которому конвой с трудом проложил дорогу среди охваченных паникой воинов, сумел благополучно вернуться в столицу, г. Чанъань. Арабы же взяли огромное количество пленных, до 20-ти тысяч (согласно Ибн ал-Асиру в сражении было убито 50 тысяч китайцев) и богатую добычу.

Битва положила конец продвижению на запад границ Танской империи. В то же время китайским военачальникам удалось нанести значительный ущерб арабским силам, что приостановило их продвижение на восток, в Семиречье, на земли Тюргешского каганата. Разразившееся через несколько лет после битвы восстание Ань Лушаня (длившееся с 755 по 763 гг.), имевшего согдийские корни, подорвало мощь танского Китая и заставило императора отозвать свои пограничные гарнизоны на восток. В тоже время арабы тоже не смогли удержаться в Таласской долине и отступили в Шаш (Ташкент).

Следует отметить, что описания сражения в источниках как китайских (Тан-шу), так и арабских («Китаб бад ал-халк ва-т-тарих» ал-Мутаххара ибн Тахира ал-Макдиси, «ал-Камил фи-т-тарих» Ибн ал-Асира), отличаются сухостью, где обе стороны считали его своей победой, и многие историки расходятся в своих оценках его значения. Вслед за Василием Бартольдом, историки стран Центральной Азии настаивают на всемирно-историческом значении Таласского сражения как грандиозного столкновения цивилизаций, однако китайские и некоторые западные учёные видят в битве не более чем рядовую пограничную стычку. В числе последствий битвы чаше всего называют: предел продвижению арабов на восток; начало распространения Ислама среди тюркских народов; создание тюркских независимых государств (Карлукский и Уйгурский каганаты); появление технологии производства «бумажного мастерства» в Самарканде через китайских военнопленных (которая затем проникла на Запад) и др.

Победа арабов позволила Абу Муслиму в кратчайший срок подчинить своей власти весь Мавераннахр. Действительно, победа арабов оказала сильное воздействие на распространение мусульманской культуры в Центральной Азии. Ислам начал распространяться среди тюркских народов. Таласская битва и «восточная политика» Абу Муслима вошли в историю как решающий фактор в исламизации центрально-азиатской политической элиты, в приобщении к культурным ценностям арабской цивилизации. Что касается империи Тан, то после поражения на реке Талас они отказались от мысли продвигать свои границы на Запад.

Несмотря на то, что политическая элита местных тюркских народов получила новую религию и ислам оставил свой отпечаток в развитии тюркского искусства (в частности, в городской культуре и градостроительстве), наряду с исламом население продолжало исповедовать буддизм, зороастризм и христианство несторианского толка, что в какой-то степени и предопределило религиозный плюрализм и религиозную толерантность народов региона по сей день.

Несмотря на всемирно-историческое значение Таласской битвы 751 года для региона Центральной Азии, в мире не так много работ посвященных данной теме (В. Бартольд, О. Большаков, К. Бэквит и др.). Среди последних исследований, посвященных Таласской (Атлахской) битве 751 года следует назвать научную монографию Юрия Карева «Самарканд и Согд в Аббасидскую эпоху: политическая и социальная история» (Karev, Yuri. 2015. Samarqand et le Sughd à l’époque ‘abbasside: Histoire politique et sociale (Cahiers de Studia Iranica 55). Paris: Peeters). Данное монографическое исследование — последнее новое слово науки по истории Центральной Азии в раннеисламский период. В книги, в частности, разобрана в деталях сама знаменитая битва и освещена масштабная строительная деятельность Абу Муслима (747-755 гг.), в частности возведение дворца в местности Ақыр-Тас. Хотя по поводу того, кто возвел дворец в Акыртасе (Кутейба ибн Муслим (668-715) или Абу Муслим???) споры еще не закончены…

Из научных конференций, посвященных 1270-летию Таласской битвы в текущем юбилейном году можно назвать «Таласское сражение и его историческое значение», состоявшуюся 28 мая 2021 года в Таласском государственном университете (Кыргызстан) и международную конференцию «Распространение ислама на казахской земле», которая состоялась 9 июня в Таразе. Так, на конференции в Таразе главный муфтий страны Наурызбай кажы Отпенов, отметил, что «Именно здесь 1270 лет назад произошли события, способствовавшие ускоренному распространению ислама. Мы знаем имена многих философов, ученых – уроженцев этого удивительного края, оставивших след в исламской культуре и науке».

Сегодня в учебниках по истории Казахстана Таласская (Атлахская) битва 751 года освещена довольно скупо. А блиц-опрос казахстанских школьников показывает, что они понятия не имеют, что более тысячи лет назад решался вопрос дальнейшего развития тюркского мира народов Центральной Азии…

Таким образом, если первая Таласская битва 36 года до нашей эры носила междоусобный характер, то вторая битва 751 года нашей эры признана историками как очень важная, определившая культурно-цивилизационный выбор народов Центральной Азии.

Еркин Байдаров, Ph.D, Институт востоковедения им. Р.Б Сулейменова

Ұқсас мақалалар

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды.

Back to top button