Басқы бет / Mінбер / Исторические предания казахов о Бегимысык Аулие

Исторические предания казахов о Бегимысык Аулие

В казахских Шежире существует целый ряд сюжетов о благодеяниях святых, об их необыкновенных способностях, дарованных Всевышним. Цикл таких преданий составляют в совокупности своего рода собрания рассказов агиографического содержания. В их числе упоминается имя Бегимысык аулие, жившего во времена хана Абылая в XVIII веке.

Бегімысық әулие (Бегимысык аулие), Бегимсеид (Бегимшайкы) Абиль-Кадырулы – святой Бегимысык (жил, приблизительно, в 1670-1764 гг.) – ученый, святой человек, историческая личность, вышедшая из династии ходжей (қожа)[1]. Он быд из потомков Шахбузурук баба, который происходил от колена Улан ходжи. Бегимысык аулие был современником Бухар жырау, он был единомышленником и советчиком известного Каз даусты Казыбек бия. Учил детей, а также занимался лечением больных.

В превратившихся в легенду устных рассказах, собранных нами в процессе полевых исследований, Бегимысыка называют сыном сарта. Впрочем слово «сарт», помимо этнического смысла – «тачик», в изустном обращении казахов иногда означало «оседлый», или «горожанин» (то есть, всякий житель оседлого поселения).

В распространившихся в народе рассказах говорится, что его имя стало известным благодаря свойственным ему святым чудесам (карамат)[2]. Некоторым святым присущи караматы. О святом Бегиме говорят как о современнике, то Кельдибека, то его сына Казыбек бия. То, что говорил и предсказывал Бегимысык, всегда исполнялось.

Через родословные рассказы, связанные со святым Бегимысыком, мы узнаем, что и Каз даусты Казыбек би обладал качествами святого, даром, существуют мистические рассказы о чудесах, которые демонстрировал он[3]. В такого рода рассказах говорится о святом Бегимысыке как о современнике отца Казыбека Кельдибек бия. Об этом говорится в таком отрывке: «в свое время прозванный святым Бегимысык ходжа открывает священную книгу и говорит Кельдибеку: «Тебе встретится в жизни полногрудая девушка с родинками на обоих щеках, хромая на одну ногу, женись на ней: если сделаешь так, то родятся у тебя известные, святые, богатые, счастливые равный хану би».

Поэтому, Кельдибек не женился до сорока с лишним лет, – говорится в одних рассказах. Фактически же он не женился до тридцати лет, хотя и был прекрасным оратором. Их предок Чанчар прослыл в народе как абыз, то есть, видимо, «хафиз» (чтец Корана), либо жрец. Исполнилось другое предсказание, когда ему приснившийся Булбул баба (прадед Казыбек бия) сказал, что он должен жениться на светлолицей, высокой девушке, хромой на правую ногу, с родинкой на правом ухе и между грудями. Этой характеристике, как позже выяснилось, подходит мать Каз даусты Казыбека.

В одном из преданий о Бегимысыке говорится, что у одного Ташкентского сарта было семь сыновей. Самый младший был Бегим. Он был ровесником Каз даусты Казыбека. Дети сарта были образованы, знали религию. Перед тем, как казахи с окрестностей Сыр-Дарий перекочевали в Сарыарку Каз даусты Казыбек пришел к этому сарту, у которого было семь сыновей, и сказал ему:

– Хочу попросить одного из своих детей отпустить с нами, он будет в Сарыарке распространять исламскую веру. Сарт говорит ему:

– Бери всякого, кроме младшего Бегима!

Тогда Казыбек би, уже увидевший во всем облике Бегима какую-то особенность, говорит сарту:

– Мне не нужны остальные твои дети, кроме Бегима. Я не иду в Сарыарку торговать, я думаю о том, что после смерти должен быть человек, который знал бы, как похоронить, прочитал бы молитву, я думаю о будущем потомков. Однако сарту было жалко оторвать Бегима, он ему отказал. Каз даусты Казыбек би ночевал три дня. Уже приготовившись уезжать, вдел ногу в стремя, в это время все существо сарта пронзила дрожь.

– Япырмай, у этого казаха очень сильная аура, Если Бегим согласен, то я разрешаю. Договорившись, что ежегодный доход Бегима будет доставляться отцу, Казыбек би забирает его с собой. По дороге на земле рода каракесек один уважающий Казыбека бия бай стал просить оставить у них Бегима: «Построю мечеть, медресе, пусть обучает детей, обустрою его, женю», – с такими словами оставляет его.

Через год Каз даусты Казыбек с целью узнать о делах Бегима приезжает в аул этого бая и видит, что все исполнил как и говорил. У Бегима есть скот, женат, есть медресе, мечеть.

Каз даусты Казыбек гостил неделю здесь, потом говорит Бегиму:

– Здесь недалеко есть могила очень уважаемого человека, пойдем на могилу, прочитаем молитву.

На дороге, по которой они ехали, лежала, видимо, давно сдохшая кошка. Каз даусты Казыбек говорит Бегиму:

– Эй, Бегим, я что зря у тебя гостил семь дней, а ну-ка оживи эту кошку своей молитвой!

Увидев, что Казыбек не шутит, Бегим читает молитву, кошка с мяуканьем встает, проходит расстояние в пятьсот шагов и снова ложится. Народ был в шоке. Казыбек:

– Видите, силу божьего слова! Этот Бегим – любимый слуга Аллаха. С сегодняшнего дня называйте Бегима святым Бегимысыком (мысық означает – кошка). В его святости Вы убедились. Говорит Бегиму: в этом году я приехал к тебе, на следующий год, как только растает снег, приезжай ко мне. На следующий год Бегим собрался к Казыбеку весной.

В следующем году путники доехав до реки, видят – на реке ледоход, люди стали отказываться переходить реку. Однако Бегим сказал, что не может нарушить обещание, данное Каз даусты Казыбеку, один человек последовал за ним. Они вошли в реку, и их понесло холодным течением. Тогда Бегимысык вскричал: «Где ты, Казыбек?!».

В это же время бурлящая вода остановилась, их прибило к берегу. Казыбек би в этот момент совершал у себя дома намаз и неожиданно улыбнулся. Жена спросила: «почему он во время намаза рассмеялся, разве от этого намаз не нарушился?».

Казыбек би ответил, что кто-то громко позвал меня, я этому улыбнулся. Сейчас придут два человека, одежда на них мокрая. Приготовь им сухую одежду. На самом деле пришли Бегимысык со своим спутником, оба были мокрые.

После обеда Казыбек просит Бегимысыка помассировать спину, так как она горит, – у тебя же в руках есть целебная сила. Смотрит Бегим, а на спине Казыбека следы лошадей прямо впечатались. Что с Вами? –вскричал Бегимысык. Разве не ты ли звал меня, когда провалился под воду!» – ответил Казыбек.

Так рассказывается в народе о чудесах, которые совершали Каз даусты Казыбек и Бегимысык.

В старинных рассказах о жизни Каз даусты Казыбек бия, поскольку рассказывают в основном его потомки и ученики, его называют «бабаң» («святой предок»). Например, Бегимысык с бабаң были ровесники. Он был из рода из династии ходжей (қожа). Говорится, что однажды во время джута он сумел прокормить людей молоком сайги, которую он сумел молитвой завернуть из степи к себе. При этом он строго предостерегал от охоты на сайгу.

Однажды он пришел к бабаң и говорит ему:

– Вот ты утверждаешь, что ты святой, что ты можешь сделать чудесного, я, например, молоком сайги накормил людей.

Однажды, когда Бегим возвращался домой, за ним погнался враг, тут он проваливается в одну яму, а бегущие за ним враги погибают.

На следующий день бабан спрашивает Бегима, что ты видел. Он рассказывает о том, что с ним случилось. Тогда бабан со смехом говорит:

– Ты всегда со мной много спорил. Я специально сделал так, ты провалился в мой пупок и не смог бы выйти, если бы не позвал меня.

Так между собой спорили обладатели волшебной силы. Правнук Айдабол бия би Едиге как-то зимовал возле родника Теректи (или Карагайлы-булак), что находился у подножья горы Далба возле холма именуемого в то время Шокы за горой Семизбуга. Знающие люди называли это место «Родник Карабулак, где Едиге би традиционно ставил свой очаг».

Айдабол был сыном святого Кулболды из рода Суюндик из аргынского племени. До сих пор в этих окрестностях есть холм (сопка), названный в его честь – Кулболды шокы. Это очень красивое место, для многих оно стало родным местом. Суюндик доводится братом Болатходжи, основателем аргынского родоподразделения каракесек.

В этом месте зимовал только Едиге би, но осенью того года на зимовье Едиге бия остался зимовать и сам Каз даусты Казыбек би, возвращавшийся с летних пастбищ. Ибо он, говорится в предании, предчувствуя свою скорую кончину, сказал своему сыну Бекболату, что по традиции отцов, желает отлучиться в мир иной именно в доме (в ауле) старшего из старейшин из числа родственников, коим являлся суюндик Едиге бий, сын Жангозы, внук Айдабола.

В феврале 1763 года здесь скончался Каз даусты Казыбек би. Был морозный день. И тогда сын Бекболат би, а также Едиге би и другие лучшие люди, посоветовавшись, решили не хоронить тело, а сохранить его до весны (аманат), завернутым в шкуру быка, смазанную рыбьим жиром. Весной того же года сорок-пятьдесят джигитов во главе с Бекболат бием повезли тело усопшего в Туркестан, чтобы похоронить его рядом с могилой Әзірет Сұлтан (святейшего ходжа Ахмеда Йассави).

По словам старейшин, когда Каз даусты Казыбек скончался, Бегимысык пришел, подошел к подставке-камню, где лежало тело покойного, и три раза ударил его камчой, когда он замахнулся в четвертый раз, Бекболат схватил его за руку, и сказал: «Если покойный что-нибудь должен Вам, возьмите у нас, не глумитесь над его телом».

Тогда Бегимысык ответил: «Эх, сын мой, зря ты удержал. Если бы я ударил семь раз, то все лучшие качества покойного твоего отца дошли бы до седьмого поколения потомков. Теперь же ограничится только тремя поколениями». И на самом деле, как отмечал в своих работах Ч.Ч. Валиханов, потомки Каз даусты Казыбек бия это – Бекболат би, от него – Тиленши би, от него – Алшынбай би, и на этом династия биев как сословие обрывается.

Среди сорока людей, провожавших в последний путь Каз даусты Казыбек бия в мавзолее Кожа Ахмета Йассави в Туркестане, был и шейх Бегимысык. Говорят, что в этом походе и он отдал свою душу Всевышнему.  Впрочем, Аллах сведущий лучше нас!

[1] Как известно, в исламе святой (аулия. уалий) – это верующий, безупречно и строго соблюдающий все повеления Аллаха. Ведь, Аллах в Коране сказал: «аулия Аллаха не испытают ни страха, ни печали в Судный День. Это такие рабы Аллаха, которые уверовали в Него и являются богобоязненными (выполняют все Повеления, избегают всех запретов)» (сура «Юнус», аят 62-63). Также в благодатной Книге Коран сказано: «Воистину, к тем, которые уверовали в Аллаха и были благочестивыми (достигли степени аулия), нисходят ангелы милости с радостным известием, чтобы они не печалились и не боялись, так как их ждет Рай» (Сура «Фуссилят», Аят 30).

[2] Карамат – это необыкновенное явление, которое появляется у соблюдающего верующего и этим оно отличается от колдовства (иллюзионизма), которое недопустимо для мусульманина. Карамат дается как-бы в качестве доказательства следования обладателя этого карамата за своим Пророком и может появиться у святого по его желанию. Караматы не были в большом количестве среди сподвижников, но часто случались среди тех, которые появились после них.

[3] Святые описаны качеством, названным «аль-Истикама». Это неотступное следование путем выполнения обязательного, удерживания себя от грехов и выполнения в большом количестве какой-либо Сунны (благодеяния Пророка).

 

М.А. Алпысбес, доктор исторических наук,

профессор кафедры Евразийских исследований

Сондай-ақ, оқыңыз

«В Казахстане сейчас идет бум святых мест»

Улан Бигожин – социокультурный антрополог, обучается в докторантуре в Индианском университете США. Тема его докторского …

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған