Басқы бет / Mінбер / АРХИВ КУНА

АРХИВ КУНА

Рукописные копии документов из собраний предводителей трех кланов қожа (ходжа, хваджа) при мавзолее Ахмада Йасави в настоящее время хранятся в персональном архиве востоковеда Александра Людвиговича Куна (1840-1888). Их общее количество составляет 77 (семьдесят семь) единиц. Данная коллекция документов до сих пор остается не введенной в научный оборот, а ее состав – неизвестен даже специалистам. Документы из коллекции А.Л. Куна, хотя и не являются оригиналами, однако при неопределенности судьбы их подлинников, приобретают высокое научное значение.

Архив востоковедов Института восточных рукописей РАН (г. Санкт-Петербург) 22 апреля 2016 г. в Санкт-Петербурге был подписан меморандум о сотрудничестве между ЕНУ им. Л.Н. Гумилева и Институтом восточных рукописей Российской Академии наук (подписан проф. Е.Б. Сыдыковым, ректором ЕНУ и м. Л .Н. Г умилева и проф. И.Ф. Поповой, директором ИВР РАН).1 Согласно этому меморандуму была осуществлена работа по изучению материалов по части мавзолея Ахмада Йасави, хранящихся в фонде архива А.Л. Куна. Они касаются исторических копий документов, презентуемых в данном исследова-

нии. Достигнута договоренность об издании каталога описаний документов мавзолей Ахмада Йасави, книги с факсимильными копиями этих документов.

Институт восточных рукописей имеет богатые традиции. Он был образован в 1818 г. в  составе Академии наук под названием «Азиатский музей». Директорами этого прославленного учреждения в разные годы были Х.Д. Френ (1818-1842), Б.А. Дорн (1842-1881), В.Р. Розен (1881-1882), В.В. Радлов (1885-1890), К.Г. Залеман (1880-1916), С.Ф. Ольденбург (1916-1934), А.Н. Самойлович (1934-1937), С.П. Толстов (1950-1953), Б.Г. Гафуров (1956-1977), Е.М. Примаков (1977-1985); в его филиале в Петербурге – И.А. Орбели (1956-1961), А.Н. Кононов (1961-1963), Ю.А. Петросян (1963-1996), Е.И. Кычанов

(1996-2003) и И.Ф. Попова (с 2003 г. по настоящее время). С 2007 г. Институт был переименован в самостоятельный Институт восточных рукописей РАН. ИВР РАН располагает рукописным фондом с более 100 тысяч томов рукописных книг и старопечатных книг. В нем располагается Архив востоковедов с ценнейшими документами по истории отечественной науки.

В Архиве востоковедов в составе ИВР РАН выделено около ста пятидесяти фондов, названных по имени фондообразователей. Здесь находятся неопубликованные монографии, статьи, диссертации, материалы к ним, протоколы, документы, фотографии, карты, реестры, словари, записки, выписки, материалы конференций, заседаний обществ, конспекты, постановления, решения, эпистолярное наследие и т.д. Публикаций об Архиве востоковедов было совершено более 500.

В Архиве востоковедов имеются тематические коллекции, называемые разрядами: «Тюркские народы», «Народы Средней Азии», «Казахи», «Фонды учреждений» и др. Среди них особую ценность для центральноазиатских исследований имеют следующие:

3 ~ Андреев Михаил Степанович (1873-1948) ~ тюрколог, иранист

5 ~ Березин Илья Николаевич (1818-1886) ~ тюрколог

7 ~ Бичурин (о. Иакинф) Никита Яковлевич (1777-1853) ~ китаевед

17 ~ Жуковский Валентин Алексеевич (1858-1918) ~ иранист

б/н вслед за 24 ~ Кантемир Дмитрий Константинович (1673-1723) ~тюрколог

26 ~ Кер Георгий Яковлевич (Георг Якоб) (1692-1740) ~ арабист,тюрколог

33 ~ Кун Александр Людвигович (1840-1888) ~ арабист, тюрколог

36 ~ Лерх Петр Иванович (1827-1884) ~ иранист, курдолог

37 ~ Медников Николай Александрович (1855-1918) ~ арабист

38 ~ Миллер Всеволод Федорович (1848-1913) ~ филолог, фолькло-

рист, этнограф

43 ~ Петровский Николай Федорович (1837-1908) ~ тюрколог

44 ~ Позднеев Алексей Матвеевич (1850-1920) ~ монголовед

50 ~ Смирнов Василий Дмитриевич (1846-1922) ~ тюрколог

52 ~ Тизенгаузен Владимир Густавович (1825-1902) ~ археолог, ну-

мизмат

59 ~ Березовский Михаил Михайлович (1848-1912) ~ исследователь

Центральной Азии, зоолог

61 ~ Григорьев Василий Васильевич (1816-1881) ~ историк, этног-

раф

70 ~ Давлетшин А бдель-Азиз (1861-?) ~ исследователь Средней

Азии

78 ~ Гульбин Григорий Григорьевич (1892-1941) ~ арабист, библио-

граф

93 ~ Волин Семен Львович (1909-1943) ~ арабист, иранист

95 ~ Марр Юрий Николаевич (1893-1935) ~ иранист

105 ~ Иностранцев Константин Александрович (1876-1941) ~ ира-

нист

112 ~ Жузе Пантелеймон Крестович (1871-1942) ~ арабист

113 ~ Ромаскевич Александр Александрович (1885-1942) ~ иранист

115 ~ Снесарев Андрей Евгеньевич (1865-1937) ~ исследователь

Индии и Памира

124 ~ Иванов Павел Петрович (1893-1942) ~ историк Средней Азии

131 ~ Фахретдинов Ризаэтдин (1859-1936) ~ писатель

134 ~ Минорский Владимир Федорович (1877-1966) ~ иранист

141 ~ Беляев Виктор Иванович (1902-1976) ~ арабист и др.

Фонд А.Л. Куна

Фондообразователь – Кун Александр Людвигович (1840-1888), востоковед, главный инспектор училищ Туркестанского края (1877-1878). ИВР РАН, фонд 33, 303 единиц хранения, годы составления: 1859-1882.

Известный арабист-востоковед и краевед Александр Людвигович Кун р одился в 1840 г . в семье учителя немецко-армянского происхождения. Потеряв обоих родителей в возрасте 14 лет, начальное образование он получил в гимназии в Ставропольской губернии, затем

поступил на факультет восточных языков Петербургского университета (получал «Кавказскую стипендию»), который окончил в 1865 г. со степенью кандидата «по арабско-персидско-турецкому разряду».

А.Л. Кун поступил на службу по рекомендации своего наставника В.В. Григорьева (ум. в 1881 г.) и начал свою карьеру в 1866 г. столоначальником канцелярии Оренбургского генерал-губернаторства. 24 ноября 1868 г. перешел на службу в Туркестанское генерал-

губернаторство чиновником, состоящим в распоряжении генерал-губернатора фон Кауфмана. Именно в этот период он совершил поездки по уголкам Центральной Азии при поддержке генерал-майора А.К. Абрамова, в Т уркестан в т ом ч исле. Его везде сопровождал его секретарь ‘Абд ар-Рахман ибн Мухаммад-‘Абд ал-Латиф Мустаджирр

Самарканди.

1 мая 1874 г. был назначен старшим чиновником особых поручений по учебной части при Туркестанском генерал-губернаторе. Когда в Ташкенте было создано Управление учебными заведениями Туркестанского края, А.Л. Кун стал его первым инспектором. Он пробыл на этой должности с 1 января 1876 г. по 20 сентября 1882 г.2 А.Л. Кун в 1882 г. покинул службу в Туркестане по причине изменений в администрации генерал-губернаторства во время длительного заболевания генерал-губернатора Н.К. фон Кауфмана.  По рекомендации Министерства просвещения Российской империи его пере-

вели в Вильно, 4 где он проработал в качестве помощника попечителя Виленского учебного округа  до своей смерти. Александр Людвигович Кун умер в Вильно 24 октября 1888 г. в возрасте 48 лет.

А.Л. Кун участвовал во многих научных экспедициях и военных походах в разных регионах Центральной Азии, в том числе в научной экспедиции на Искандеркуль (1870 г.) и военных походах на Шахрисабз (1870 г.), Хиву (1873 г.) и Коканд (1876 г.). Его вклад в исследование истории и культуры Туркестана состоит в том огромном материале, к оторый о н с умел с обрать и о тправить в т огдашную столицу Российской империи – в г. Санкт-Петербург. В период с 1870 по 1878 гг. От имени генерал-губернатора Туркестана К.П. фон Кауфмана в Императорскую Публичную библиотеку было передано большое число рукописей и материалов, приобретенных в ходе завоевания Центральной Азии, во многом благодаря заслугам А.Л. Куна. «Коллекция Кауфмана», кроме рукописных книг, насчитывает также около 4000 исторических документов.4 В 1870-1872 гг. А.Л. Кун принял участие в создании «Туркестанского альбома», посвященного этнографической, археологической, исторической и промыслово-технической панораме Туркестана. Кроме того, он занимался научно-исследовательской работой, а также сбором различных памятников культуры и искусства, рукописей и документов.1 За годы своей деятельности в Туркестане А.Л. Кун смог накопить большой объем материала, включающего в себя рукописные книги, исторические документы и разные виды путевых заметок по Центральной Азии.

Большая часть этих материалов в настоящее время хранится в его личном фонде в Архиве востоковедов при Институте восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге. В свое время Б.В. Андрианов изучал материалы по истории Хивинского ханства, хранящиеся в нем.2

Кроме Хивы в нем хранятся ценные материалы по Бухаре .3 Все его материалы относятся к 1852-1884 гг. Фонд А.Л. Куна состоит из двух описей.

В первой описи зафиксированы 273 архивных дел. Они поделены в девять разделов («Работы А.Л. Куна», «Некоторые документы к биографии А.Л. Куна», «Материалы, собранные Куном в Средней Азии», «Дневники», «Переписка дипломатического характера на восточных языках, з аписки, з аметки и пр.», «Отдельные работы на в осточных языках», «Выписки и работы других лиц», «Материалы о постановке образования и управления в Туркестанском Крае. Материалы по изданию Туркестанского альбома», «Разное»). В первом разделе обращают на себя внимания пункты 19 («Опи-сание камней, находящихся в местности Капальского уезда Семиреченской области, называемой киргизами Текмигалы-Таш [Хивинское ханство]»; рукопись), 28 («Мусульманская школа»; рукопись); в Например, лишь в одних делах 160 и 165 из личного архива А.Л. Куна содержатся около 140 подлинников документов по истории землевладения и назначения на разных должности в Бухарском эмирате, относящиеся ко 2-й половине XIX века. См.: Кун А.Л. Юридические документы, относящиеся к истории землевладения Самарканда. Личный архив // Архив востоковедов. Институт восточных

рукописей РАН. Ф. 33, Оп. 1, Д. 160, объем – 121 страница; Кун А.Л. Должностные ярлыки и деловые документы разных чиновников и духовных лиц Бухары.

Там же. Ф. 33, Оп. 1, д. 165, объем – 21 страница. ем разделе – пункты 52 («Два образца из устной народной казахской

поэзии (казах. яз. в русской транскрипции)»; рукопись), 57 («Хронограмма с указанием года смерти Хаджи Ахмеда Ясави»; рукопись), 87 («Копия с надписей, находящихся на мечети Султана Азрета Ахмеда Ясави в Туркестане, русск. и араб.яз.»; рукопись), 130 («Краткие све-дения о казахах в Хивинском ханстве [со слов Кадыр-хана], узбек. яз.»; рукопись), 131 («Записка о казахах рода чумичли-табын в Хивинском ханстве, узбек. яз.»; рукопись), 199 («Перечень мазаров Сайрам и географические выписки и расстояния между различными населенными пунктами [Сайрам, Авли-Ата, Туркестан, Ак-мечеть и др.]»; рукопись), 203 («Этимологические сведения о некоторых местностях современного Казахстана [Сайрам, Чимкент, Авлиата, Туркестан, Акмечеть, Казалинск] и указатель расстояний в километрах отдельных районов Казахстана, тадж. яз.»; рукопись), 217 («Дневник мирзы Абдуррахмана, веденный во время путешествий по Бухаре и окрестностям, тадж. яз.»; рукопись), 228 («Перевод Куном и Султановым дневника [мирзы Абдуррахмана?]»; рукопись) и др.

Во вторую опись вошли его «Письма (1869-1882)», которые состоят из 30 частных писем А.Л. Куна (274-303). Всего в архиве А.Л. Куна имеются в наличии 303 единицы хранения.

Рукописные копии архива А.Л. Куна, снятые с документов мавзолея Эти рукописи хранятся в архиве в двух папках под номерами 174  («Документ об аренде караван-сарая в Ташкенте», на узбек. яз.; рукопись; один лист) и 1 75 ( «Копии с документов на право пользования землей, которая во времена кокандского владычества была изъята от уплаты хараджа и танапа», на узбек. яз. [язык большей части текстов –персидский]; рукопись; 96 листов).

Таким образом, все документы (их общее количество равняется 77), имеющие отношение к мавзолею Ахмада Йасави в составе архива А.Л. Куна, хранятся в 175-м деле (на 96 лл.), и лишь один документ составляет целое 174-е дело (на 1 л.). Эти рукописные копии снима-

лись с оригиналов, принадлежавших трем персонам:

1) Рахматаллах-хваджа-нақиб ‘Али-Акбар-хваджа-нақиб-оғлы;

2) Шариф-хваджа-‘азизлар Бехбуд-хваджа-‘азизлар оғлы;

3) Насраллах-хваджа-шайх ал-ислам Исхак-хваджа-шайх ал-

ислам-оғлы.

Все эти три клана (нақиб, ‘азлар/‘азизан/‘азизлар, шайх ал-ислам) в период правления Царской Россиии признавались потомками Шайха Ахмада Карачуки, внука Ахмада Йасави по линии его дочери Гаухар- Хуштадж (вариант: Гаухар-Шахназ).1 По нашему мнения, эти

исторические копии сняты с 77 документов из трех коллекций, составленных на персидском и тюркско-чагатайском языках.

Ахмад Йасави был одной из популярных фигур в истории и культуре Центральной Азии. Его мавзолей в Туркестане занимал важное место в социальной и духовной жизни народов региона. В своей деятельности А.Л. Кун руководствовался интересами российской администраиции. Хотя у А.Л. Куна были личные исследовательские приоритеты, например, его интересовали знаковые личности. Он коллекционировал много исторических документов, относившихся к святым местам, медресе и мечетям, а также происходивших из канцелярий ханов и фондов чиновников. Исследователь по возможности преследовал цель брать оригиналы, однако когда этого не получалось, то он снимал с них копии при содействии сотрудников местной царской администрации. Поскольку заполучить от современных ему потомков Ахмада Йасави оригиналы хранившихся у них документов, касающихся мавзолея, не удалось, А.Л. Кун попросил уездного начальника Туркестана майора А.Г. Реймерса оказать ему содействие в обретении достоверных копий. Можно предположить, что А.Л. Кун преследовал две цели. Первая – обогатить свою коллекцию документов, собранную им для отправки в Петербург. Вторая – явный личный интерес к изучению проблем вакфов в Туркестане, ч то, в с вою о чередь, позволяло ему лучше разбираться в практических вопросах, воз-никавших в его текущей административной деятельности в этом крае.

1 Во время полевых исследований, проведенных в г. Туркестане в 1991-1993 гг., нами были зафиксированы три клана (топ) туркестанских ходжей: нақиб, азлар и шайх ал-ислам. Их также называли узбекскими қожа (информация жителя города Туркестан Фахриддина Акимқожаева).

В его личном архиве нет никаких набросков статей или рабочего материала, касающихся истории и состояния мавзолея Ахмада Йасави.

Возможно, после своего назначения в 1874 г. на пост старшего чиновника особых поручений по учебной части Туркестана А.Л. Кун уделял больше внимания административной деятельности и практически отошел от серьезной научной жизни. После окончания своей деятельности в Туркестане А.Л. Кун увез эти копии документов с собой в Россию в 1 882 г . П осле с мерти А .Л. К уна о ни в месте с д ругими его рабочими документами вошли в состав личного архива востоковеда и были забыты. Почему-то эти копии документов и их оригиналы остались за пределами широкомасштабных исследований по изучению вакфного дела, проводившихся во второй половине XIX–XX вв. Даже в 1974 г. и после, когда была обнаружена новая коллекция документов из город Туркестана и села Атабай (Алматинская коллекция) и появились первые публикации на основе ее материалов, никто не вспомнал об исторических копиях документов из архива А.Л. Куна. Такая ситуация продолжала сохраняться до 2013 года.

1 Подписание документов происходило в дни проведения международной

конференции «Языки советского ислама: идеологии, сети и практики» (г. Санкт-

Петербург, Российская Федерация, 20-21 апреля 2016 г.). Пользуясь случаем,

выражаем благодарность профессору А.К. Бустанову за его приглашение

приехать в г. Санкт-Петербург.

АЛМАТИНСКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ

Работа во время археографической командировки

Алматинская коллекция была обследована во время археографической командировки, совершенной в город Алматы 10-19 июля 2015 г. в целях ознакомления, первичного изучения документов из нее.

Участники проекта академик Национальной Академии наук РК Б.Е. Кумеков и магистр А.А. Айбасов проделали работу по первичному изучению, инвентаризации, фиксации письменных документов.

Были нанесены визиты в частные собрания, где хранились необходимые для выполнения задач данной монографии документы. В ходе выполнения этих задач было:

– совершено предварительное описание документов по заранее подготовленному вопроснику;

– записаны мемуары владетелей собраний об истории коллекции документов.

Система шифровки архивных документов в этой коллекции была разработана В.К. Шуховцовым. В ней указываются следующие данные:

1) Место находки (Т – город Туркестан, А – село Атабай и т. п.);

2) Порядковый инвентарный номер документа в составе этой

коллекции;

3) Язык документа (п – персидский, т – тюркский, р – русский);

4) Составность документа (наличие в одной инвентарной единице двух или нескольких самостоятельных актов: аб – для двух текстов, ав – для трех и т. д.).

В ходе наших исследований в «Алматинской коллекции» было установлено, что со стороны владетеля коллекции были пронумерованы более 750 документов. По языковому признаку из них 342 единицы были отмечены как составленные на персидском, 345 – на тюрки, и 61 – на арабском языке. Также при осмотре были зафиксированы отдельные непронумерованные экземпляры.

После ознакомления с содержанием документов было установлено, что большая часть материала из этой коллекции не имеют непосредственного отношения к мавзолею. Особенно это заключение касается массы документов, обнаруженных в селе Атабай/Карнак Южно-Казахстанской области. Думается, что в 1937-1938-годах в эпоху репрессий жители Туркестана и близлежащих населенных пунктов избавлялись от своих документов частного характера, написанных и оформленных на арабской графике, пряча их в комнатах мавзолея Ахмада Йасави или на кладбище села Атабай. Эти люди боялись уничтожения этих документов в виду их сакрального характера, в первую очередь, воспринимаемых со стороны их хозяев как святотатство. Вместе с самими документами мавзолея Йасави эти попутные материалы были подобраны участниками экспедиции 1974-1975 гг. и попали в состав «Алматинской коллекции». Наши исследования показали, что эта часть документов не имеет непосредственного отношения к вакфному хозяйству мавзолея Ахмада Йасави.

История открытия документов

В ходе служебных археографических командировок, предпринятых научными сотрудниками Института истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова (ныне Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Комитета науки МОН РК) в 1974–1975 гг., удалось выявить в двух точках – в городе Туркестане и селе Атабай (ныне Қарнақ, находящееся в 24 км. от этого районного центра в северо-восточную сторону) Туркестанского района Южно-Казахстанской области (тогда Шымкентской области) комплекс оригинальных письменных документов на персидском, арабском и тюркском языках, написанных на арабской графике. К моменту обнаружения документы находились в заброшенном состоянии и крайне плохой сохранности, были хаотически перемешаны (вероятно, со стороны  рабочих-реставраторов мавзолея) с массой разрозненных листов и обрывков рукописных и печатных книг религиозного содержания и литографических изданий стихотворных произведений центральноазиатских и других мусульманских поэтов XVI–XVIII веков.

После тщательного разбора из мусора было отобрано свыше 1000 экземпляров целых и фрагментированных бумаг документального содержания. Это актовые документы, иски, прошения, фетвы и судебные решения, распоряжения городских властей, указы кокандских ханов и т. д.

Тексты документов изобилуют именами и титулами, названиями улиц, кварталов, оросительных каналов и другими топонимами, хозяйственными и бытовыми терминами. Большинство документов датировано и относится к концу XVIII – началу XX века.

Все отобранные экземпляры распределены по языковой принадлежности и типовым признакам, проведены их первичная инвентаризация и общая опись. Несколько десятков документов восстановлены из обрывков (полностью или в более крупные фрагменты).

Составлен подробный каталог печатей, оттиснутых на документах, включающий 360 номеров описания (663 оттиска).

Было установлено, что большинство документов, написанных поперсидски, относятся к периоду подчинения Туркестана властям независимого Ташкента и Кокандского ханства (начало XIX в. – 1860-е годы). Тюркоязычные документы в основном датируются более поздним временем.

Согласно первой публикации о находке, она представляет собой собрание свыше 1000 документов, относящихся к концу XVIII – началу XX века.1 В последующем, В.К. Шуховцов опубликовал фотографии и перевод на русский язык 10 (десяти) документов (эти 10 инвентарных единиц содержат 12 самостоятельных актов) из этого собрания, которые относятся к XIX веку.2

Большую практическую помощь в обнаружении комплекса документов оказал житель г. Туркестана Орынбай Дастанов (1924-2003).

Впервые о документах, находившихся в здании мавзолея Ахмада Йасави, в столицу республики сообщил Орынбай Дастанов. Для этого  Кумеков Б.Е., Настич В.Н., Шуховцов В.К. Письменные документы из Южного Казахстана. Предварительное сообщение // Вестник АН КазССР, № 8, 1977, сс. 70-73.

2 Шуховцов В.К. Письменные документы из города Туркестана // Казахстан в эпоху феодализма. – Алматы: Наука, 1980, сс. 165- 191 (две инвентраные единицы из 10 содержали по два акта).

3 Творческая биография Орынбая Назарұлы Дастанова составлена на основе данных, любезно предоставленных нам со стороны его дочери Дастановой Раушан Орынбаевны и его многолетного коллеги Зикирия Заманхановича Жандарбекова. В ее подготовке приняла участие докторант Гүлназ Қалабай, за что благодарим ее.

он специально приехал в г. Алматы для встречи с исследователями из Академии наук Казахстана.

Орынбай Назарұлы Дастанов родился 1924 г. в городе Туркестан. Он одновременно был поэтом, драматургом, бывшим комсомольским, партийным функционером и работником музея.

Трудовую деятельность начал в 1940 г. секретарем в районном потребительском союзе. В 1943-1947 гг. был первым секретарем районных комсомольских комитетов (райком комсомола) Шаульдер (Шауылдыр) и Туркестан (Түркістан). В 1947-1958 гг. работал в Чаянском (Шаян) районе директором потребительского союза и руководителем торговой организации комбината «Ачполиметалл».

Орынбай Дастанов с 1956 по 1980 гг. работал главным хранителем в музее «Әзірет-Сұлтан». В эти годы он прилагал усилия для восстановления первоначального вида мавзолея, призывая вышестоящие инстанции провести реставрационные работы. За его деятельность при мавзолее в 1980 г. ему было присвоено звание «Заслуженного деятеля культуры Казахстана». О. Дастанов стал инициатором открытия республиканского музея при мавзолее – музея-заповедника «Әзірет-

Сұлтан». В 1980-1984 гг. он работал директором вновь открывшегося музея.

Он вел самостоятельные творческие поиски по биографии и творчеству Ахмада Йасави. Конечно, они были в присущем для советского времени духе осуждения практики паломничества (зийарат) к святым местам. Однако они в дальнейшем претерпели некоторые существенные изменения под влиянием конъюнктуры. Дастанов является автором шести книг («Торговля здравомыслящего»

[«Сау басты саудалап»], 1964 г.; «Правда о святых местах» [«Әулиелі» жерлер туралы шындық], 1967 г.;1 «Наследники» [«Мұрагерлер»], 1970 г.; «Приключения хаджа», 1972 г.; «Әзірет Сұлтан», 1993 г.; «Әзірет Түркістан», 2000 г.), более десяти драматургических произведений («Девушка, победившая хитрость», «Девушка Жанат», «Пробудившаяся совесть», «Арыстан-баб», «Коркыт-ата» и д р.), д вух к ино1 Дастанов О. «Əулиелі» жерлер туралы шындық. Алматы: Қазақстан баспасы, 1967. сценариев («Гүлсім», «История Хаджа»), а также двух сборников стихов.

Орынбай Дастанов, чья судьба во второй части его жизни и деятельности была непосредственно связана с мавзолеем Ахмада Йасави, и лично видевший процесс реального уничтожения письмен-

ных памятников, решил обратиться к авторитетным столичным ученым. В этих целях он приехал в Институт истории и этнологии АН РК и встретился с профессором, заведующим отделом древней и средневековой истории Казахстана Булатом Ешмухамедовичем Кумековым.

Аширбек Муминов, профессор

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ МАВЗОЛЕЯ ХОДЖА АХМАДА ЙАСАВИ

Серия «Религиоведческие исследования в ЕНУ им. Л.Н. Гумилева»

Сондай-ақ, оқыңыз

Шиитские культурные влияния на Центральную Азию (на примере деятельности ‘алидов)

Шиитские культурные влияния на Центральную Азию (на примере деятельности ‘алидов) 271.Ars_2016_RU_Moscow

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған