Басқы бет / Mінбер / САДУМ – проект по внедрению советского Ислама

САДУМ – проект по внедрению советского Ислама

By CAA Network

 On Июль 12, 2018

 Бахтияр Бабаджанов, известный ученый-исламовед, рассказывает о том, как управлялись мусульмане Советской Центральной Азии и направлялись в соответствии с указаниями Коммунистической партии.

Бахтияр Бабаджанов. Приглашенный исследователь Института иранских исследований (Австрийская академия), Вена. Профессор, исламовед, историк.В 1996 году защитил PHD диссертацию (Политическая деятельность суфийских шейхов Накшбандия в Трансоксиане). В 2007 докторскую диссертацию (Habilitation) «Кокандское ханство: власть, политика, религия». Научные интересы: Культура ислама и история суфизма в Центральной (Средней) Азии, исламская политика Российской империи в Центральной Азии, исламские институты в бывшем СССР, возрождение ислама в период независимости, религиозные мотивации современной джихадистской идеологии.

САДУМ (Среднеазиатское Духовное Управление Мусульман) – аббревиатура, прилагаемая (с 1962 г.) к Духовному управлению мусульман Средней Азии и Казахстана. Об основании объявлено на Съезде (Курултае) представителей мусульман Средней Азии и Казахстана (Ташкент, 20-23.10. 1943).

Руководители делегаций от республик: Председатель – Эшон Бабахан (Узбекистан), Абдулгафар Шамсутдинов (Казахстан), Солих Бобокалнов (Таджикистан), Алимхон-тора Шокиров (Киргизия), Шейх Анна-Эшан (Туркмения). Приглашённые делегаты: Председатель Духовного управления мусульман европейской части СССР и Сибири Абдурахман Расули, имам-хатиб московской мечети Халил Рахман, имам-хатиб соборной мечети Казани Киямуддин аль-Кадири.

«Муфтием пяти союзных республик региона» (Средней Азии) единогласно избран Эшон Бабахан. Его заместителем избран Салих Мирод-хаджа Салихов, Ответственным секретарем – З. Бобохонов. САДУМ состоял из: Управление (хайат; 11 человек), Ревизионная комиссия (тафтиш хайати) из 5 человек. В республиках созданы кадийаты, председателями которых были назначены упомянутые главы делегаций (в Узбекистане – З. Бабаханов). Одновременно определен штат служащ

их, подразделения внутри Управления (Отдел фетв, Отдел деятельности мечетей и др.).

Участники первого Курултая САДУМа, Ташкент, 1943 г.

 

 

 

 

 

 

 

Участники третьего Курултая САДУМа, Ташкент, 1949 г.

 

Позже при Управлении были основаны медресе Мир-и ‘Араб (1946), а позже медресе Баракхан (1956-1962, Ташкент) и Высший исламский институт (с 1971). Для того, чтобы выносимые фетвы не противоречили существующим законам и Конституции СССР, был введен штат Консультанта по юридическим вопросам.

Студенты четвертого курса в медресе Мир-и ‘Араб, Бухара, 1948 г.

Первая фетва (1943) Эшона Бабахана была названа «О дозволенности есть пишу Людей Книги [иудеев и христиан] во время путешествий и военных действий» (Safar va jang-u jadalda Ahli Kitob ta‘omin isti‘moli haqinda fatvo), которую перевели на несколько языков мусульман бывшего СССР. Причина была в том, что на фронтах солдаты из мусульман отказывались есть консервы из свинины (в частности, консервы, поступавшие из США по лендлизу), что приводило к случаям дистрофии и истощения. Фетва допускала есть солдатам из мусульман «пищу Людей Книги» и это сняло проблему.

Другая фетва Эшона Бабахана (1944) объявляла легитимным с точки зрения шари‘ата джихад (!) против фашистов. Эти фетвы не были опубликованы официально, однако их тексты на разных языках были розданы солдатам-мусульманам на фронте.

С 1947 г. при Управлении начато печатание журнала «Siviet Sharq Musulmonlari» (Мусульмане Советского Востока), регулярное издание которого началось только в 1968 г. и переводилось на ряд языков (английский, французский, арабский и др.) В нем печатались фетвы и распоряжения Управления (в сокращенном виде), комментарии правительственным постановлениям, имеющим отношение к религиозной политике правительства, статьи имамов, ответы на вопросы верующих и т.п.

Пятый и шестой выпуски журнала САДУМа, Ташкент, 1947 г.

Бюджет САДУМ формировался из добровольных пожертвований мусульман и традиционных подношений, собираемых в мечетях (фитр, хайр-эхсон). Самой солидной статьёй дохода стали подношения, собираемые на погребальных комплексах – мазарах (Бахауддина Накшбанди, Кусама ибн Аббаса и др.), бывших тогда в ведении САДУМ.

Своеобразной легитимацией этого источника дохода стала фетва (1948 г.) с ханафитской (и, в известной мере, «суфийской») аргументацией регламента паломничества (зиярата) к лицам, достигшим степени «святого» (аулие). Однако внутри САДУМ были богословы, кто инициировал борьбу против зиярата. В 1952 году упомянутый казий Киргизской ССР Алимхон-тора Шокирова обращается с официальным письмом к муфтию Эшону Бабахану по поводу «недозволенных исламом ритуалов на мемориальном комплексе «Тахт-и Сулайман» в городе Ош (юг Киргиской ССР). В результате был выпущен ряд фетв против зиярата, который классифицировался как «худший вид политеизма».

1957 г. Комитет по делам религиозных культов при Кабинете министров Уз ССР, усмотрев в массовом возрождении ритуалов паломничества «опасные признаки возрождения религии» и «несанкционированное скопление верующих», добился официального решения закрыть все объекты паломничества и признать их в качестве архитектурных памятников прошлого. Управление всегда вынуждено было реагировать на все специальные постановления партийных и правительственных органов в их стремлении бороться с традиционными ритуалами (или, пользуясь неуклюжим клише того времени, «пережитками прошлого»), которые и без того на протяжении многих столетий были предметом критики пуристически настроенных богословов – сторонников «чистого ислама» времен Пророка. Аргументы богословов прошлого нередко использовались в фетвах САДУМ, которые на протяжении почти всего существования Управления составлялись на узбекском и реже на таджикском языках (с обязательным переводом на русский).

Кроме того, САДУМ выпустило ряд фетв, с делигитимацией Дня рождения Пророка и других традиционных ритуалов. Так появилась целая серия фетв и распоряжений имам-хатибам мечетей, объявивших «нешари‘атскими», «противоречащими исламу» названные и другие ритуалы, особенно те, которые были связаны с коллективными ритуальными действиями общины, которая продолжала их практику и воспринимая их как исламскую традицию. Известны анти-суфийские фетвы САДУМ, в которых суфизм (в местной форме – «ишанизм») признан явлением, противоречащим сунне.

В теологической аргументации выводимых решений муфтии САДУМ обращались в основном к Корану и хадисам, реже – к ханафитским сборникам фетв. Наряду с этим, для обоснования некоторых богословских заключений, составители фетв прибегали к произведениям средневековых и современных богословов других мазхабов и богословов фундаменталистов

Комитет по религиозным культам (как представитель власти) поддерживал такой курс САДУМ, тоже стараясь пресечь коллективное и интегрирующее начало местных традиционных обрядов и ритуалов, усмотрев в них опасные признаки перманентной реисламизации и вовлечения в этот процесс молодёжи. Одновременно САДУМ проявил чудеса лояльности к властям и готовность сотрудничать с ними. Они приняли на себя функции медиатора некоторых реформ советской власти, а в первую очередь именно в вопросе эмансипации женщин.

Однако САДУМ не удалось навязать собственное понимание правильной религиозности. Даже открытое давление на верующих со стороны САДУМ с использованием серьезных административных инструментов и ресурсов, а также символического капитала не давало им возможность унифицировать понимание правильного ислама и делегитимировать традиционные формы ритуальных и социальных практик, сохраняющихся в среде простых верующих. Их идентичность вполне совмещала традиционный ислам (в том виде, каком они его понимали) и реалии советской идеологии.

При последнем муфтии САДУМ Мухаммад Содик Мухаммад Йусуфе (1989-1993; ум в 2015) стиль работы Управления стал меняться. Ответственные лица Комитета по религиозным культам уже не могли жестко контролировать действия САДУМ. Например, принимаемые фетвы не передавались для утверждения в Комитет по религиозным культам и в большинстве случаев составлялись на арабском языке без перевода на узбекский и русский языки. САДУМ стал самостоятельно решать вопрос об открытии мечетей и новых учебных заведений, количество которых резко возросло во время горбачовской “перестройки” (например, к 1991 г. в Узбекистане было: мечетей – 4 878, медресе – 10). В ведение САДУМ были переданы множество старых мечетей, мемориальные комплексы. Были составлены соответствующие фетвы и распоряжения с предписаниями регламента паломничества могил в строго ханафитском духе. Тогда же начала печататься газета Управления “Ислом нури” (Свет Ислама), появились ряд изданий, специализирующихся на печатании религиозной литературы, в основном популярного содержания.

Конец 80-х – нач. 90-х гг. – довольно сложный период в истории САДУМ. Еще до развала СССР казияты республик стали вести свои дела самостоятельно и к концу 1991 распад САДУМ стал свершившимся фактом. Помимо политических факторов, распад САДУМ был стимулирован набиравшим силу расколом среди мусульман (между так называемыми «ваххабитами» и традиционалистами). В настоящее время между Духовными управлениями мусульман Центральной Азии связей не существует.

 

Сондай-ақ, оқыңыз

​Ради чести и свободы

В 2018 году в Казахстане отмечают 200-летие поэта-философа Шортанбая Канайулы Национально-освободительное восстание Кенесары Касымова в …

Пікір қалдыру

Э-пошта мекенжайыңыз жарияланбайды. Міндетті өрістер * таңбаланған